“(…) Иван Голунов, 36-летний журналист-расследователь, которому были предъявлены фиктивные обвинения, связанные с наркотиками, по обычным рассуждениям сейчас бы уже находился в тюрьме, – пишет газета The Independent. – (…) В России выносятся обвинительные приговоры по 99% дел, попадающих в суд. Для Голунова такой приговор значил бы до 20 лет в исправительной колонии. Но когда два дня спустя журналист предстал перед судом (…), случилось самое невероятное. Председательствующий судья отверг запрос стороны обвинения продлить срок пребывания под стражей. Вместо этого Голунова отпустили под домашний арест, а позднее обвинения были полностью сняты”.

“В этот день в суде Голунов плакал. Не потому, рассказывает он The Independent, что много думал о том, что могли бы значить эти 20 лет в тюрьме (…). Слезы текли по щекам из-за одобрительных возгласов, которые он слышал от сторонников на улицах снаружи. “Я не ожидал такого уровня поддержки”, – говорит он.

“Это давление со стороны улицы было одним из элементов идеальной совокупности факторов, которые привели к его освобождению. Освещение его дела на высочайшем уровне было еще одной составляющей. Но, пожалуй, важнейший момент произошел, когда боссы в Кремле поняли, что им врут про улики, – отмечается в статье. – В конце июля президент Путин был необычно прямолинеен, осуждая то, что пришлось перенести Голунову. Во время своей ежегодной “Прямой линии” президент назвал арест журналиста “несправедливым” и призвал провести расследование. (…) И тем не менее спустя пять месяцев не последовало никаких арестов и обвинений”.

“В понедельник пресс-секретарь Кремля заявил, что для расследования требуется больше времени. Однако, по мнению газеты The Independent, государственные следователи, напротив, уже установили точную цепь инстанций, задействованных лиц и причину – расследование Голунова о коррумпированном похоронном бизнесе в Москве. В нем была описана связь высших должностных лиц секретных служб с мафиозными группировками, контролирующими сектор”, – говорится в статье.

“Голунов находится под защитой полиции 24 часа в сутки и носит пуленепробиваемый жилет, выходя на улицу (…), – отмечает газета. Однако по мнению журналиста, его дело указывает на фундаментальный “конфликт” среди российских элит. Культура коррупции, лжи и прикрывания спин друг друга прогнила на низших уровнях власти, говорит он, настолько, что система напоминает “карточный домик”.

“Сотрудники полиции, назначенные на эту операцию, не осознавали, кого арестовывали, говорит Голунов. Но они однозначно не первый раз подкидывали кому-то наркотики: “Все в этой операции было автоматическим, рутинным. Это была вторая натура этих парней”.

Московская полиция… сделала постановочные фотографии, которые, очевидно, были переданы в вышестоящие инстанции без особых раздумий, отмечается в статье, а шефам в Кремле сообщили, что существует видео-доказательство, хотя в действительности его не существовало.

“(…) Стоило им просто провести базовый поиск о том, кто такой Голунов, и, возможно, они бы дважды подумали, прежде чем следовать по намеченному курсу. Вполне очевидно, что друзьям журналиста, одним из самых ярких российских следователей, не потребовалось много времени, чтобы доказали, что фотографии поддельные. Точно так же, если бы старшие полицейские чины потрудились проверить доказательную базу, они почти наверняка бы избежали гнева Кремля. И Голунов почти наверняка был бы в тюрьме”, – пишет автор публикации Оливер Кэррол.

“(…) Освобождение Голунова стало беспрецедентной победой правосудия над подобным беззаконием. И поневоле сделало из журналиста символ протеста, – отмечается в статье. – Журналиста узнают на улицах. В аэропортах. А недавно за ним гналась группа туристов в лесу в Испании. Откровенно скромный журналист говорит, что (…) он не “прирожденный активист” и гораздо охотнее предпочел бы оставаться в тени”.

“Но его собственное будущее напрямую зависит от быстрых изменений российской системы. Прежде всего, от того, будут ли предъявлены обвинения и вынесены приговоры тем, кто стоял за его арестом и многократными угрозами жизни, – подчеркивает The Independent.

“Путин направил четкий, и, я верю, искренний сигнал, что коррумпированные офицеры должны быть привлечены к ответственности, – говорит Голунов. – Я хочу жить в России. Но я должен знать, что мне безопасно оставаться здесь. Я не могу вечно жить с телохранителями”.